Город  Зарайск, улица Дзержинского д. № 38. Этот адрес знает каждый житель нашего города.  Здесь  расположен дом, который   хранит память о великом русском скульпторе Анне Семеновне Голубкиной. В настоящее время он является одним из объектов музея «Зарайский Кремль».

В этом доме    родилась, выросла А.С. Голубкина, отсюда в возрасте 25 лет уехала учиться сначала в Москву, затем в Санкт-Петербург и Париж. Находясь вдалеке, она стремилась вернуться в Зарайск,   где все было милым ее сердцу, «тосковала по нашим березкам, сжатым нивам, по грустному родному ландшафту» (из воспоминаний Н.Н. Голубкина, племянника А.С. Голубкиной). Летом 1904 г. из Парижа А.С. Голубкина пишет своей старшей сестре Александре в Зарайск : «Страх как хочется поскорее домой…мне иногда приходит в голову собрать свои пожитки и ехать домой». В зарайском доме    с нетерпением ждали  Анну Семеновну. Ее приезд был настоящим праздником для домочадцев, бережно заботившихся о ней и оберегавших ее. В свою очередь она  с редким  вниманием относилась к своим родным.

Л.А. Губина (1870-1943), художница  и подруга Голубкиной,  вспоминала: «Поездка домой была для нее отдыхом и физическим и нравственным, там она черпала свои силы». И всегда возвращалась успокоенная и жизнерадостная.

В сложные периоды жизни семья,  дом   были для Анны Семеновны  тем пристанищем, где она находила понимание, покой, обретала душевное равновесие.     Проводя зиму в Москве, летние месяцы, она, как правило, жила в Зарайске, работая в своей мастерской. С.А. Царевская вспоминала: «У Анны Семеновны при доме находилась мастерская. Мастерская была рубленая, к ней вели три приступочки. В стене было проделано большое окно, и имелся верхний свет. В мастерской стояла простенькая кушетка, небольшой стол, кресло»13.

В зарайской мастерской  художница   создала  многие свои произведения по Зарайским впечатлениям.

Сюда же, в родной дом, почувствовав себя плохо, А.С. Голубкина приехала  летом  1927 года из Москвы. 7 сентября  ее не стало. А.С. Голубкина похоронена на Зарайском городском кладбище рядом с матерью Екатериной Яковлевной  Голубкиной.

Жили Голубкины в Зарайске на «окраинной» улице Михайловской, в двухэтажном доме, который в 1841 году за сто рублей серебром купил дед Анны Семеновны Поликарп Сидорович Голубкин. Этот дом был построен в первой трети XIX в. по известной схеме: низ каменный, верх деревянный. На первом этаже до конца XIX века Голубкины держали постоялый двор, на котором останавливались подводчики, направлявшиеся с обозами в Москву. Художница,   Н.Я. Симонович-Ефимова вспоминала: «Знание народа и языка его выросло из впечатлений детства и юности, в Зарайске. На постоялом дворе останавливались обозы, мать Анны Семеновны, хозяйка, кормила возчиков и вела с ними беседу, которой, надо прибавить, те всегда дорожили.

Анна Семеновна, ребенком, любила слушать эти беседы – рассказы возчиков, реплики, всегда серьезные, матери».

Позже, на первом этаже, была устроена кухня и столовая. На втором этаже, в четырех небольших комнатках, размещались все Голубкины: глава семьи – дед, бабушка, прабабушка, семья Семена Поликарповича, в которой росло семеро детей (двое из них умерли в детском возрасте). Дед в доме пользовался непререкаемым авторитетом. Будучи старовером-начетчиком, Поликарп Сидорович возглавлял духовную общину старообрядцев, строго и неукоснительно соблюдал обычаи и традиции русской старины, как религиозные, так и житейские. В доме, например, не пили вина и не курили табака, но гостеприимство было его главной отличительной чертой. С утра на стол подавали большой самовар, и все, кто приходил в дом по делу, был приглашен на чашку чая, а только потом начинались серьезные разговоры. Порой за день на второй этаж поднималось до двенадцати больших самоваров. Анна Семеновна любила говорить: «Гость на гость – хозяину радость».

Нравственный закон жизни семьи Голубкиных заключал в себе следующее: жить по правде и справедливости, быть добрыми к людям, помогать тем, кто в этом нуждается. Годами в доме соблюдался такой обычай: ежедневно для прохожих и местных нищих варился чугунок каши, который выставляли на внешний выступ окна. Голодный человек съедал содержимое чугунка и опорожненным возвращал его на место. Двери дома никогда не запирались, с соседями жили дружно. Если кому-то требовалась помощь, все члены семьи стремились помочь и делали это бескорыстно.  В семье Голубкиных все горячо любили друг друга, но в тоже время у каждого члена семьи была своя автономия, с мнением друг друга считались.

Домашний быт Голубкиных был непритязателен и  традиционен. Черты городского образа жизни причудливо переплетались с крестьянским. Содержание дома, уход за скотиной, работа на огородах – все это входило в обязанность всех членов семьи.   Женщины  были хорошими рукодельницами,  шили себе сами, готового платья не признавали, одевались каждая на свой манер, с выдумкой. В семье много читали, обсуждали прочитанное.  Несмотря на то, что только младший брат Анны Семеновны, Семен Семенович,  получил систематическое образование, все остальные члены семьи были обучены грамоте. « — Только я и училась, что у дьячка – грамоте» — говорила А.С. Голубкина.  «Учиться у меня же – потребность и надобность, которая сказывается при всяком случае…» — писала А. Голубкина в одном из писем.

Пища была простой и здоровой. Это подтверждают слова С.А. Царевской (в девичестве – Сперантовой), уроженки Зарайска, часто бывавшей в доме Голубкиных: «Летом всегда целое блюдо ягод стояло на столе. Стол у Голубкиных был простой, но здоровый и сытный. Летом, вместо супов, к столу чаще всего подавали окрошку. На второе и к ужину почти всегда в изобилии подавали мясо в разных видах – жареное, отварное, холодное. Сладких блюд почти не подавалось, за исключением печеных яблок с сахаром. Это блюдо Анна Семеновна очень любила. Любила она также молочную кашу с солеными огурцами. Я с удивлением смотрела, как она ест молочную кашу и закусывает соленым огурцом. Анна Семеновна заметила это и сказала:

— А вы попробуйте съешьте, тогда увидите, как вкусно.

Я попробовала, и мне показалось это замечательно вкусным.

Любила также Анна Семеновна зеленый лук обмакнуть в соль и похрустеть им. Вообще нужно сказать, что приготовленная ею пища была как-то необыкновенно приятна на вкус и самое неприхотливое кушанье выходило у нее чудесным».

Все в семье с удовольствием употребляли овощи, которые выращивали рядом с домом, на участке земли, приобретенном в собственность  дедом, основавшим свое огородническое дело, которое продолжили младшие Голубкины. Все члены семьи не чурались никакой работы,  принимая участие в возделывании огородов, уборке и продаже овощей. Анна Семеновна разделяла все заботы и труды семьи, включая и работу на огородах.  Еще маленькой девочкой Анна Голубкина, работая на огородных грядках, выбирала из земли глину и лепила фигурки людей, животных. Будучи уже известным скульптором, она и к огороду  относилась как художник. Л.А. Губина, соученица А.С. Голубкиной по Московскому училищу живописи ваяния и зодчества, в своих воспоминаниях пишет: «Их дом находился на краю города, через несколько домов начинались поля. При доме большой огород и сад. Во всю длину огорода огромный цветник. В огороде Анна Семеновна распорядилась посеять разные овощи в таком порядке, чтобы они образовали живописные красивые пятна, не поймешь, где кончается огород, где начинается цветник, так огородные растения сливаются с декоративными, садовыми».

Анна Семеновна высоко ценила красоту – красоту природы, красок, звуков… «Природа заключала для нее необъятный мир образов. В каждом бугорке, в каждом овражке скрывалось для нее какое-то особое очарование. И говорила она о природе, как о чем-то особенно дорогом, — увлеченно и вместе с тем настороженно», — вспоминает Нина Николаевна Алексеева.

На основе этих впечатлений  были созданы такие работы А.С. Голубкиной, как «Земля» (1904 г.), «Кочка» (1904 г.), «Кустики» (1908 г.), «Болото» (1911 г.) и многие другие. «Наши ребята растут на природе, — говорила Анна Семеновна. – И я тоже выросла на природе. Это сказалось на всей моей жизни и на моих работах. В каждой лужице, в каждой кочке, в каждой веточке я вижу образы. Даже вспаханная земля и та давала мне образы». У нее с детства запала мысль, что вспаханная земля дает потом ростки, и она с замиранием сердца и с радостью ждала первой весенней зелени. Впоследствии, это помнят многие, она очень любила незатейливые полевые травки, выкапывала их и привозила с дерном в Москву, а ухаживала за ними больше, чем за роскошным подаренным ей цветком. Скульптор З.Д. Клобукова напишет: «Самое ее творчество с детства – это была вспаханная земля, дающая ростки мысли. Отсюда ее манера работать, отсюда необычайно тонкое, любовное отношение к глине, такое же почтительное как к вспаханной земле».

«Приезжайте к нам… Погуляем по Зарайску, старину вспомним…», — так писала А.С. Голубкина в одном из писем к Е.М. Глаголевой.

«Счастливый же этот город Зарайск,

 когда в нем рождаются такие огородницы».

В.В. Розанов.

Автор статьи: Ведущий научный сотрудник музея Н.Невский.

© 2018 «Зарайский кремль». Все права защищены.
Информация на страницах сайта не является публичной офертой.
Политика конфиденциальности. Регламент предоставления государственной услуги.
Госуслуги Travellers’ Choice Культура. Гранты России - информационный портал Министерство культуры Московской области Независимая оценка качества услуг учреждения